Форум » » Особенности межнациональной охоты (по итогам 8.8.8) » Ответить

Особенности межнациональной охоты (по итогам 8.8.8)

lbamda: Для начала расскажу анекдот на любимую тему о медведе и охотниках: «Опытный старый охотник (О) учит молодого (М), как ходить на медведя: М: - Ну он же большой страшный, как же мы с одной рогатиной?! О: - Г-г-гллавное, не бояться! Н-н-нужно п-подойти поближе к берлоге и потыкать его п-п-палкой… М: - Ой, ну как же, а если он проснется?! О: - Г-г-гллавное - не бояться! Он обязательно п-п-проснется… А мы его опять п-п-палкой… М: - А если он нас заметит? О: - Г-г-гллавное - не бояться! Он обязательно д-д-должен заметить… Тут главное во-во-вовремя отойти н-назад.. М: - А если он нас тогда бросится? О: - Обязательно б-б-бросится. Но тут г-г-гллавное - не бояться! В этом весь фокус. Он б-б-бросится, поскользнется на д-д-дерьме, б-б-башкой о пень и готово. В-в-вот так мы на м-м-медведей и ходим… Г-г-гллавное - не бояться! М: - А откуда дерьмо-то вдруг возьмется возле берлоги?.. О: - Не волнуйся, д-д-дерьмо б-б-будет! Г-г-гллавное - не бояться!» Один из любимых анекдотов уже давно, но сейчас особенно. Уж больно хорошо описывает совместный поход «опытного» Запада и грузинского «молодого» насчет побудить российского медведя. С небольшим отличием в сюжете – опытных охотников было все же двое. Так что получилась классическая для анекдотов троица – «собрались как-то американец, немец и грузин пойти в гости к русскому…» Может быть если бы немец с американцем совместно начали давить на медведя, он бы и не рыпнулся. А послали вперед молодого, а сами отпрыгнули в сторону и начали подталкивать медведя друг к другу. Поэтому теперь самая большая опасность для русского медведя – это действительно не вляпаться в то обильное дерьмо, метанием которого Запад пытается спасти ситуацию. Теперь чуть серьезнее. К большому сожалению, так и не обнаружил ни в СМИ, ни в Интернете сколько-нибудь адекватного анализа послевоенной ситуации, особенно что касается признания двух республик. Понятно, что западные «аналитики» и «политологи» занимаются метанием дерьма и постановкой дымовых завес, но российским-то что мешает адекватно воспринимать ситуацию? Видимо, привычка всегда брать пример с западных… Хотя казалось бы, если западники так истошно вопят и верещат, значит все в порядке и нужно только разобраться самим, как это так у нас случайно получилось. И в самом деле, с учетом классической формулы «Политика – искусство возможного», России (не будем путать это понятие с Кремлем) удалось получить даже не 100, а 300-процентный результат. Поскольку «охотники» активно боролись, прежде всего, друг с другом. Из этих 300% выигрыша треть заключается в том, что Россия ровно ничего не потеряла и не проиграла, хотя могла потерять очень много Еще одна 100процентная треть бонуса заключается в резком ухудшении позиций Запада на постсоветском пространстве, иначе чего бы так верещали все их шавки. И, наконец, самое главный выигрыш, заключается в той самой «изоляции», которой нас так пугают западные охотники и их ближнезарубежные шавки. Ах, медведь теперь может оказаться в своем родном лесу в полной изоляции от охотников и их своры! Какое горе! Действительно горе, кто ж спорит. Но не для России, а для Кремля и околокремлевских олигархов. Нарастающая изоляция нашей «элиты» от своих западных патронов означает необходимость для начала хоть какой-то опоры на собственный народ, на свою армию, на свою собственную демократию и юстицию, на свою промышленность и свое сельское хозяйство, означает начало постепенного, трудного, но неизбежного выздоровления нации. Хотя путь этот ох как неблизок, и сладкоголосые «медные трубы» с восточной стороны на этом пути будут еще более опасны, чем нынешние потоки дерьма от обосравшегося Запада. При этом наша политическая «элита», нарядившася в медвежью шкуру, всего этого страстно не хочет и боится, но деваться ей некуда. Впереди дерьмо и рогатина, а позади – настоящий медведь – русский народ. Это общая оценка ситуации. Теперь в порядке иллюстрации общего тезиса можно перейти к анализу и оценке конкретной ситуации, связанной с признанием 26 августа независимости двух республик. Вой тут поднялся, что на Западе, что у нас. Мол, ошибка, все плохо, нас теперь не любят… Во-первых, нас на Западе не любят не теперь, а всегда. А во-вторых, именно Запад втайне аплодировал решению Медведева, если только не он ему его подсказал. К 20-м числам августа диспозиция в Грузии и для Запада, и для все еще союзного Западу Кремля стала совсем аховой. Я уже отмечал сразу после окончания «войны», что Кремль оказался в политической зависимости от собственной армии и ее намного более близких союзников – силовиков Абхазии и Юго-Осетии. В какой-то момент была опасность для нашей армии попасть в ловушку «контрблицкрига», установления прямого и явного силового контроля над Грузией, режима оккупации. Этого удалось избежать, в том числе благодаря активной помощи саакашистов, обозначивших готовность (в отличие от русских!) разрушить всю наличную энерготранзитную инфраструктуру. После Западу пришлось консолидироваться и прислать Саркози для подписания достаточно почетного для России мирного соглашения. Но в итоге выяснилось, что новые позиции для русских, осетинских и абхазских генералов еще более выигрышны, нежели прямая оккупация. Получив от Кремля и, косвенно, от Запада политическое добро на формирование временного режима урегулирования, генералы с помощью спецназа фактически начали переподчинять местные власти в большинстве районов Грузии. Не считая ориентированных на Азербайджан и Армению мест компактного проживания меньшинств, а также Аджарии, где пришлось даже ради сохранения контроля пойти на серьезные уступки клану Абашидзе. В условиях политического и силового вакуума во всей Грузии кроме, может быть, местной «рейхсканцелярии» и «бункера фюрера», Кремль не имел никакой возможности не дать генералам союзных войск «карт-бланш» на самостоятельное хозяйничанье на всей остальной территории. Потому что никто кроме нашего спецназа не мог гарантировать сохранность энерготранспортной инфраструктуры – а это основа сохранения на деле (независимо от риторики) союзных отношений между Кремлем и Евросоюзом. В принципе, такая «троцкистская» ситуация – ни мира, ни войны – могла бы устроить все стороны, даже грузин – с постепенным втягиванием Евросоюза в управление новым режимом в качестве международного арбитра. Но российская армия, как это всегда бывает после победы, могла контролировать побежденных, но не победителей – своих союзников. Ограничить физически передвижения абхазского спецназа или осетинских отрядов по Грузии в таких условиях невозможно. А это означало получение осетинами абхазами мощнейшего политического рычага в отношении и Кремля, и Запада. Именно поэтому в победной декларации Медведева прозвучали тезисы согласия на любые условия, выдвинутые союзниками – осетинами и абхазами. Хотя еще оставалась надежда уговорить их не выдвигать… Собственно, только реальная угроза энерготранзитному коридору со стороны осетин и абхазов может объяснить истерическую реакцию НАТО, пославшей в Черное море целую флотилию со штабным кораблем для поддержки возможных действий спецназа. Хотя вроде бы война уже кончилась, и на все условия Европы Медведев согласился. Причем первыми через Босфор метнулись именно европейские, а не американские корабли. И позиция по проливам Турции, которая до этого сдерживала американцев, тоже изменилась под влиянием явно не США, а Германии. Истерическая эскалация напряженности со стороны НАТО случилась до (!), а не после признания независимости 26 августа. Неадекватность, чрезмерность этой истерической реакции, отражающей слабость позиций НАТО как гаранта энергобезопасности Запада, заметили не только российские военные эксперты, но и по всему незападному миру – в Индии, Китае, арабском мире, Латинской Америке. Это был очень серьезный политический проигрыш. Однако, что могла бы сделать даже вся армада НАТО против партизанских, спецназовских подразделений, действующих даже не на оккупированных, а на никем не контролируемых территориях? Тайно запустить свой спецназ – фактически на убой? Ведь здесь было нужно не подползти, взорвать и убежать, а взять под контроль и охранять. Ударить рактно-бомбовым? Но по какой территории – по России, или по Абхазии? Или еще раз по Цхинвали? А главное зачем, если весь спецназ противника – уже в Грузии? Разбомбить местоположение противника вместе с инфраструктурой, которую нужно спасти? Оккупировать Грузию самим и поставить свои войска под удар весьма и весьма опытных партизан? И опять же без особых гарантий от диверсий? Причем политическое давление на Кремль и даже на российских генералов ничего не дает, поскольку России нечего больше предложить абхазским силовикам в обмен на сдержанность, кроме очень больших политических уступок. Собственно, вся эта патовая ситуация лишний раз иллюстрирует, что без поиска адекватных политических решений никакие самые мощные военные кулаки не могут решить сложные международные проблемы. Даже если речь идет об отношениях между небольшими народами. Остается ответить на вопрос – а самой России насколько было нужно это самое признание двух республик? Есть такое подозрение – что и вовсе не нужно. Иначе не стали бы дожидаться кризиса и признали бы еще 15 или 8 лет назад. Однако для России все эти кавказские проблемы – «чемодан без ручки». С каким бы удовольствием мы поддержали бы территориальную целостность Грузии, если бы грузины были хотя бы чуть-чуть мудрее или хитрее. Собственно при тандеме Шеварднадзе-Абашидзе так и было. Но спесивый национализм нового поколения «молодых охотников» зашкалил, отрубив все чувства национального самосохранения. Да собственно, приходится констатировать, что грузинская нация так и не состоялась, если ее элита за столь дешевый подкуп со стороны Запада позволила себя использовать против единственно верного и надежного союзника и гаранта безопасности. Но даже и в этой конкретной кризисной ситуации после войны «080808» для самой России признание двух республик никаких политических, военно-стратегических или тем более экономических дивидендов не принесло, и не могло принести. Россия и без этого контролирует и территорию, и политику, и армию, и экономику двух республик. Более того, международное признание Юго-Осетии и Абхазии несет для России вполне очевидные риски в смысле активизации сепаратизма на Северном Кавказе. Потому как следующим логичным шагом может быть объединение Осетии вовсе не в составе РФ (что пока возможно лишь теоретически, но первый шаг сделан). Или создание конфедерации черкесских республик на базе независимой Абхазии, а то и возрождение идеи конфедерации горцев. Другое дело, что в реальности только сильная Россия способна обеспечить политический арбитраж и безопасность на Кавказе. А все остальные силы разве что заманят горцев в ловушку, как Грузию. Тем не менее, такие провокационные силы всегда наготове и реально действуют. Так что отвечая на вопрос «Кому выгодно?» придется признать, что не России как стране. А вот для Кремля как союзника Запада это нелегкое решение оказалось сегодня единственно возможным и необходимым, хотя и привело к ослаблению внешних позиций. Однако, иначе были бы подорваны внуриполитические позиции – дать генералитету, а равно и северокавказским элитам держать Кремль в заложниках, почувствовать вкус обладания политических рычагов на высшем международном уровне – это слишком большой риск. Поэтому признание Кремлем независимости Абхазии и Юго-Осетии – это, во-первых, установление четких границ политического влияния для своей собственной армии. Теперь генералы займутся планированием и обустройством военных баз и пунктов матснабжения в благодатном субтропическом климате. А для признанных Россией двух республик это означает восстановление политического баланса между силовыми и торговыми кланами, вовлечение силовиков во внутриполитическую борьбу по поводу новых статусов, договоров и так далее, создание новых рычагов влияния на элиту республики с целью гарантировать их лояльность внешнеполитическим целям Кремля. Однако до тех пор, пока независимость республик признана только Россией, ее политический контроль сохраняется в той же мере, что все 15 лет и до такого признания. Несколько упрощается юридическая сторона экономического сотрудничества, инвестиций для российского капитала, но это как раз не принципиально. А вот признание той же Абхазии любой другой влиятельной внешней силой усложнит для России политическую ситуацию на всем Северном Кавказе. Так что этот потенциальный рычаг Кремль был вынужден отдать, прежде всего – в пользу Турции, которая получила новый небольшой козырь в политическом торге с Европой и Россией. Именно поэтому сразу вслед за признанием Сухума и Цхинвала Кремль особо подчеркнул для всех, что не будет побуждать другие страны к этом же. Кроме того, уже после «признания» российский МИД настаивает, что Россия будет исполнять первоначальную редакцию шестого принципа Медведева-Саркози, где говорится о международном обсуждении статуса республик. Никакого иного смысла, кроме готовности России отыграть назад при поддержке Европы, этот дипломатический ход не имеет. Так что ни о каком дипломатическом поражении в факте непризнания республик другими странами не может быть и речи. Все наоборот, и выраженная публично солидарность или понимание шага России без признания – тем же Китаем, или Венесуэлой – это наилучший из возможных вариантов. Единственная страна, от которой России следует добиться признания двух республик – это Белоруссия, чтобы убрать возникший внешнеполитический люфт и на западном направлении, закрепить свою сферу влияния, в том числе на буферном пространстве Украины. Теперь можно сделать довольно уверенный вывод, который еще раз подтверждает, что в политике, особенно международной слова и дела не совпадают гораздо чаще, чем наоборот. Западные лидеры единодушно осуждают решение Кремля, но на самом деле это решение было продиктовано интересами энергобезопасности самого Запада, «поскользнувшегося на собственном дерьме» и прежде всего Европы. И во-вторых, интересами Кремля, который в большей степени опирается на внешних союзников и компрадорских олигархов, чем на собственную армию или региональные элиты. Однако, хотя более важная содержательная сторона политической сделки тщательно затушевывается всеми участниками «охоты на медведя», внешняя формальная сторона также имеет значение. Тот факт, что элиты глобализированного мира вынуждены прибегать к вполне оруэлловским методам пропаганды и идеологического прикрытия реальных фактов, говорит о значительной степени ослабления и утери контроля. Российская политическая элита вынуждена под давлением своей армии и чтобы сохранить доверие народа имитировать «изоляцию» от Запада, который с удовольствием подыгрывает, решая свои схожие внутриполитические цели. Точно также штатовской элите, неважно Бушу, Маккейну или Обаме нужно точно также выполнять заветы Макиавелли, поддерживать доверие народа, имитируя борьбу «добра со злом». Поэтому новостная картинка СиЭнЭн или Фокс-ньюз зависит не от реальных фактов, а от интересов элиты, которой нужно держать под контролем народ. В свою очередь европейской элите нужна картинка в стиле «чума на оба ваши дома», чтобы освободиться от американской опеки и не попасть в зависимость от России. Аналогично собственным интересам рисуется картина мира и в Китае, Индии, Южной Америке, арабском мире. В итоге общими усилиями подспудный тренд многополярного мира выходит на поверхность информационного пространства, разделяя его на сегменты, в каждом из которых элиты врут народам одинаково, но рисуют разную картину. Именно поэтому любые разговоры о проигрыше или выигрыше в информационной войне довольно бессмысленны, ибо подразумевают наличие единого информационного пространства, а его на самом деле уже нет. Физически есть, а логически, идеологически – нет, и эта изоляция не только России, но и всех со всеми будет только углубляться в ближайшие десятилетия. Здравствуй, чудный оруэлловский мир 21 века! Однако есть подозрение, что выиграет в этом новом мире тот, кто успеет быстрее и лучше вписаться в новый глобальный тренд. То есть надежнее самоизолироваться от глобальных проблем, от масштабного кризиса, связанного с завершением 20-летнего периода распада прежней идеологизированной милитаризованной глобальной системы. Итог августа 2008 года состоит именно в том, что мы на одном из самых уязвимых направлений – кавказском перед самым началом глобального финансово-экономического кризиса сформировали, наконец, пусть временную, но надежную на ближайшие годы границу, де факто признанную всем миром (кроме полукоматозных США, мнение которых нас уже не интересует). Плюс контролируемую нами буферную зону на всей территории Грузии. По своему значению в глобальном раскладе военный конфликт в Цхинвале имеет наиближайшим аналогом события на Халхинголе летом 1939 года, итогом которого стало устранение стратегической уязвимости на восточном направлении на весь период 2МВ. Разница лишь в том, что тогда мы готовились к активному участию в мировой войне, а теперь Россия готовится к неучастию, спасительно изолируется от глобального экономического кризиса. Хотя, конечно, удержать эту стратегическую линию будет очень непросто. Завтра, кстати, 1 сентября – годовщина начала мировой войны, в честь которой ураган с немецким именем «Густав» грозит нанести еще один удар по слабеющей экономике США. Однако, следующий ход в большой игре – за Китаем, который в итоге всех нынешних событий получил на время опору в лице Кремля и российских гарантий энергопоставок. oohoo

Ответов - 4, стр: All

lbamda: Вот говорят, что недостатки – это продолжения достоинств, и наоборот. Все же эту в целом верную формулу нужно уточнить. Недостатки и достоинства – это вообще одно и то же, но случившееся в разных обстоятельствах. Обстоятельства изменились, кто-то не успел к «дедлайну», часы прокуковали «00h00» и… ваша «золотая карета» оборачивается банальным «оранжевым гарбузом». Вот примерно это и случилось с Диком Чейни, который хотя и приехал точно по расписанию, но опоздал всюду – и в Баку, и в Тбилиси, и в Киев. Одно из главных достоинств послевоенного американского истеблишмента – это умение осуществлять действительно масштабные проекты, в которых задействованы тысячи организаций и десятки, а то и сотни тысяч людей, находящихся в самых разных точках планеты. В отдельных случаях сетевые графики долгосрочных американских проектов затмевали сам советский Госплан громадьём, детальностью и горизонтом планирования. Из этого несомненного достоинства вытекал только один неизбежный недостаток – в случае сбоя на каком-то этапе, особенно начальном, такой проект начинает работать против своих планировщиков. Если бы вхолостую, а то ведь эта махина движется «не туда» и тянет за собой всех участников, встроенных в процесс. А участники – будь-то корпорации или политические институты уже заложились и перезаложились под конкретный финансовый или политический результат. Одним из классических примеров такого превращения политиков, чиновников и бизнеса в заложники масштабного проекта с сетевым планированием была американская программа полетов на Луну. Когда году к 1967-му стало ясно, что план невыполним, пришлось все равно придерживаться изначального сетевого графика, но при этом пойти на вселенский подлог – заменив пилотируемые аппараты автоматическими станциями, через которые ретранслировались переговоры с экипажами на околоземной орбите и заранее снятые телевизионные кадры. В результате Никсону ничего не оставалось как пойти на сговор с советскими вождями, итогом которого стало признание Америкой стратегического паритета, разрядка, заключение стратегических экономических сделок с СССР. Понятно, что многие еще верят в «Армстронга-на-Луне», но вдумайтесь сами – почему именно после «победы» США в космической гонке, эти самые «победители» были вынуждены признать СССР равновеликим партнером. Нелогично. Но это я немного отвлекся на любимую тему. А сейчас речь не об этом, а о совсем другом масштабном проекте, к которому американцы обязаны были подходить не менее серьезно, поскольку речь идет о судьбе доллара и основанной на нем мировой финансовой системы. Я уже не один раз писал о единственно возможной для спасения финансовой гегемонии Запада стратегии выхода из глобального кризиса «евроатлантической крепости», которая предполагает накачку ликвидностью американской и европейской экономик с одновременным созданием дефицита ликвидности в остальном мире. Первый этап большого «плана спасения» начался год назад, также в августе, и имел целью, во-первых, предварительную накачку ликвидностью западных финансовых институтов, и во-вторых, санацию - поглощение более сильными самых непрочных из этих институтов. Сегодня мы, ч середины августа, очевидно, наблюдаем начало второго этапа глобальной операции, который заключается в очевидно принудительном массовом выводе капитала с мировых рынков, не только фондовых, но и сырьевых. Первичным результатом становится удорожание доллара. Одновременно в зоне евро Центробанком объявляется общая готовность к умеренно инфляционному сценарию. Если 10 лет назад американцы, точнее – Уолл-стрит, боролись с конкурентами изо Старой Европы, сделав стратегическую ставку на инвестирование альтернативной «мировой фабрики» в Китае и ЮВА, то сейчас настала пора дать «задний ход». США и Европа пытаются вернуться к прежнему, прошловековому единству Запада. В том числе искусственно конструируя «холодную войну» с Россией. Одним из главных условий для стратегии «евротлантической крепости», как и было сказано, является наличие достаточно глубокого «рва» - буфера между Западом и остальным миром. Поскольку иначе никак не получится инфляционный, умеренный сценарий для Запада вкупе с жестким дефляционным депрессивным сценарием для остального мира. Создание буферных зон путем общей дестабилизации целого ряда не самых устойчивых государств, стравливания их между собою – в общем, несложная задача для мощных держав, имеющих свою агентуру влияния и открытые рычаги давления. Однако, нужно выполнить еще одно, более сложное условие – одновременно с дестабилизацией буферной зоны создать в этой же самой зоне транзитный коридор для беспрепятственного доступа энергоресурсов в западные страны. То есть нужно – и «на елку влезть», и «рыбку съесть»… Однако деваться Западу некуда, особенно Штатам, поскольку только этот сценарий дает искомый результат сохранения глобальной гегемонии. Таким образом, внутри большого проекта строительства финансовой «евроатлантической крепости», как в матрешке, должен был содержаться уже не глобальный, а немного меньший по масштабам проект форматирования «буферной зоны» - путем общей дестабилизации, но с жестким контролем над энерготранзитным коридором. Можно быть на все сто процентов уверенным, что и этот геополитический проект был рассчитан загодя на пять лет вперед с соответствующим сетевым графиком. Каждому из подчиненных игроков прописывались отдельные планы действий, в которые оставалось внести лишь отдельные, но самые значимые коррективы в самый последний момент. Это также важное условие, поскольку в современном мире все планы утекают к конкурентам со скоростью электронной почты. Поэтому главные детали и только они, в которых «спрятан черт» остаются достоянием главного штаба. Все прочие детали и фрагменты большого плана доводятся до исполнителей, закрепляется в бюджетных планах и жестко контролируются. Так что выполнение в целом сетевого графика становится неизбежностью, независимо от успеха спрятанного в нем скрытого плана. Именно поэтому, даже если на начальном этапе выполнение скрытого, главного плана пошло наперекосяк и сорвалось, по произведенным действиям вовлеченных в процесс игроков всегда можно восстановить исходный план. Именно так случилось с планом-графиком дестабилизации и переформатирования черноморско-балтийской «буферной зоны», который должен был быть реализован перед началом второго дефляционного этапа глобальной финансово-политической игры. Уже сейчас очевидно, что выполняя свою часть согласованной всеми западными элитами стратегии, республиканская администрация, как и остальные игроки, пыталась набрать и персональные очки в свою пользу. Очевидно, что заранее запланированный визит Чейни в Баку, Тбилиси и Киев был приурочен к съезду республиканской партии и должен был продемонстрировать новые успехи в демократизации постсоветских стран, и в сдерживании «злобной России». Это означает, что все основные события должны были произойти до 4 сентября. Среди этих событий одним из самых главных, фактически завершающим весь процесс должно было стать полное переформатирование украинской власти. Однако такое переформатирование должно было состояться не само по себе, а в кульминационный момент внешнеполитического кризиса, когда для Киева был поставлен вопрос ребром – или с Россией, или с Западом. Именно для этого загодя нагнеталась обстановка и готовилась широкомасштабная провокация в Крыму, с попыткой подвигнуть русское население «на защиту Черноморского флота» при попытке президента Украины закрыть Севастополь для российских кораблей и заменить их кораблями НАТО. Именно в этот момент премьера Тимошенко должна была заменить премьер Богатырева, символизирующая союз националистической бюрократии с донецкими олигархами. Тем самым была бы реализована идея «широкой коалиции», но за счет глубокого раскола «юго-восточного», русскоязычного электората, фактической ликвидации Партии Регионов, с последующими репрессиями против несогласных «сепаратистов». То есть вновь на повестку дня выходил тот же сценарий, который был запланирован, но не реализован в начале 2005 года по причине отказа Януковича сняться с выборов и тем самым «сдать» свой электорат. (Замечу в скобках, что эта угроза продажи Ахметовым и другими олигархами «своего» электората Западу вполне может объяснять ту непонятную историю со взятием под жесткий политический контроль Кремля «Мечела» и всей угольной отрасли. Поскольку донецкий бизнес сильнее зависит от поставок российского кокса, чем от стоимости газа.) Нужно также заметить, что срыв ключевых элементов плана четыре года назад сильно осложнил задачу на 2008 год. Теперь для переформатирования «буферной зоны» нужна более масштабная и сложная провокация с участием многих субъектов, не особенно надежных. Во-первых, нужно было не просто выманить главные силы ЧФ из Севастополя, но и наклеить им ярлык «агрессора», чтобы иметь повод для разрыва Киевом соглашений по флоту. Так что главные события должны были состояться на Кавказе, и не в Южной Осетии, а вокруг Абхазии. При этом, судя по выполнению сетевого план-графика военными кораблями НАТО, события вокруг Абхазии должны были произойти в районе 15-20 чисел августа. В целом захваченные и озвученные российскими военными планы по вторжению Грузии в Абхазию соответствуют такому сценарию. С одним уточнением – грузинским военным, разумеется, прописали только их «реплики» по сценарию, но не рассказали о планируемом миротворческом вмешательстве НАТО в грузино-российский конфликт в Абхазии. Я кажется, уже писал о том, что захват всей Абхазии грузинами никак не соответствует планам Запада относительно Северного Кавказа. Опять же за пару-тройку месяцев до событий в Интернете прошла волна публикаций, разжигающих антироссийские настроения серди всех черкесских народов, не только абхазов. Поэтому реальной целью Запада могло быть только создание ситуации, в которой абхазы в лице протурецкого руководства республики могли обратиться к странам НАТО за защитой и от грузин, и от русских. В этом случае «миротворческая» миссия кораблей НАТО и «наблюдателей Евросоюза» получила бы надежную опору в регионе. И тогда Запад первым признал бы Абхазию, а России оставалось бы только хватать воздух ртом и готовиться к проблемам в Адыгее, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и далее со всеми остановками вплоть до национальных республик Поволжья и Сибири. Не слишком ли фантастичный сценарий? Об этом лучше спросить наших военных, дислоцированных в Абхазии – о несколько странных реакциях абхазского руководства на конкретные предложения по совместным операциям против грузинских провокаторов в Гальском и Зугдидском районе – еще в первой половине этого года. Кроме того, никто не помнит, почему Кремль так активно сопротивлялся приходу Багапша к власти в 2004 году? Не потому ли, что это вело к укреплению влияния Турции на северо-восточном берегу Черного моря. Да и сейчас Багапш, несмотря на все грузинские угрозы, последовательно выступает за демилитаризацию, превращение в «свободную зону» и против постоянного присутствия Черноморского флота. Думаю, что это все отдельные строчки из написанной для абхазского руководства отдельной песни в рамках сетевого план-графика. Говорить о том, что хотя бы юго-осетинская сторона действовала в общих с Россией интересах – тоже, увы, не приходится. Достаточно проследить хронику эскалации конфликта вокруг Цхинвали в начале августа, где обе стороны – и грузинская, и осетинская старались, как могли. Фактически только Россия выступала за сохранение «худого мира», все остальные стремились к переформатированию ситуации. Вопрос, что надеялись выиграть таким образом осетины, остается пока для меня загадкой. Но в любом случае конфликт в Южной Осетии не должен был стать центральным узлом процесса, а только запалом к событиям на абхазском фронте, по итогам которого НАТО становилась «миротворцем» и хорошо вооруженным посредником как между русскими и грузинами, так и между русскими и украинцами по вопросу ЧФ. Опять же не будем забывать о заранее запланированных на конец августа учениях украинской армии в Крыму, с отработкой стрельб современных ПВО и противокорабельной обороны. Так что план был вполне себе простенький, то есть достаточно надежный. Но не срослось. Весь план пошел наперекосяк с самого начала, с событий вокруг Цхинвала. В таком случае возникает вопрос, чего же не учли планировщики? Или может быть, кто из исполнителей не выполнил своей миссии? Здесь можно рассмотреть следующие причины провала: 1. Фактор личного политического выживания Саакашвили. Поскольку план на самом деле был достаточно простой и довольно легко читался теми, кто непосредственно встроен в процесс, Мишико мог заметить, что для получения плацдарма в Абхазии с выходом на Северный Кавказ, и против роли ЧФ, страны НАТО должны были наказать не только «агрессивный Кремль», но и симметрично – «неразумный Тбилиси». При этом в запасе у Запада находится «непорочная» Нино Буржанадзе, готовая в любой момент сменить Мишико на посту. В этих условиях Саакашвили мог несколько иначе расставить акценты в своих приказах армии, чем это предписывалось планами хозяев. Тем более, что есть свидетельства – того же министра «Якобы-швили», что массированного налета на Цхинвал в эти дни не предполагалось. Нет сомнений, что уж ключевые министры были в курсе реальных планов. Собственно, логика «осетинского запала для абхазского скандала» предполагала лишь поэтапную эскалацию напряженности вокруг Цхинвала с продолжением эвакуации мирных жителей, при отходе осетинского ополчения в горы. То есть в режиме, де факто не предполагающем прямого вмешательства России. Хотя в информационном поле вопли осетинской стороны о тысячах жертв и призывы к России вмешаться должны были компрометировать Россию как миротворца, прежде всего, в глазах абхазского населения. В этом случае опять же числу к 15 августа абхазская сторона созрела бы до односторонней поддержки юго-осетин, и открыла бы «второй фронт» в Кодори. Примерно в том же формате, как это и случилось на деле. С той лишь разницей, что грузины в ответ не эвакуировались бы, а начали операцию по освобождению Гальского района. Российские миротворцы оказались бы без поддержки абхазов, ушедших «на фронт» в Кодори. Для обязательного вмешательства кораблей ЧФ необходимо было в таком случае прижать миротворцев к морю где-нибудь в Очамчире. В этом случае задействование корабельных калибров по территории республики могло стать поводом для вмешательства НАТО с требованием прекратить огонь и к русским, и к грузинам. Главное же – высадка миротворческих сил НАТО в Абхазии при содействии самих абхазов. Вполне вероятный сценарий размежевания Абхазии от Грузии (без Гали), для которого грузинам нужно было проявить сдержанность в Цхинвальском регионе. Единственный, кто терял все при таком раскладе – Саакашвили, которому пришлось бы взять вину перед «абхазскими» грузинами на себя и уйти со сцены. Но видимо – не захотел и решил сыграть ва-банк, отдав внезапный для всех приказ атаковать Цхинвал всеми наличными силами. Хотя еще вечером 7 августа Саакашвили действовал строго по сетевому плану-графику – обращался по ТВ с миролюбивыми воззваниями к осетинам. Фактор 2. «Привычный марш-бросок на юг» Фактор личного выживания Саакашвили, который попытался переиграть своих же хозяев попыткой блиц-крига в Юго-Осетии, моет объяснить некоторые странности ситуации. Такие как неподготовленность этого самого «блиц-крига», отсутствие даже попыток разрушить Рокский тоннель. Просто потому, что все это не было предусмотрено «сетевым графиком». Однако, даже этот «бунт на коленях» грузинского фюрера никак не объясняет такого чуда из чудес, как внезапный марш-бросок российской дивизии от Рокского тоннеля к Цхинвалу. Это в газетной строке и даже в минутном телерепортаже все выглядит как «само собой разумеется». Но достаточно посмотреть в Гугле на спутниковые карты района, на узкую дорогу в ущелье окруженном господствующими высотами, чтобы понять насколько этот марш-бросок невероятнее знаменитого Приштинского похода по равнинным автострадам дружественной Сербии. Опять же Путин в своем знаменитом интервью немецкой АРД проговорился о скрытом укрепрайоне, созданном грузинами на пути от Рокского перевала к Цхивалу. Так что одним из главных факторов является, безусловно, отвязное бесстрашие наших военных, которое способно застать врасплох и деморализовать и не такого противника, как грузины, воинственные лишь на словах. Достаточно вспомнить аналогичный случай со штурмом дворца Амина в декабре 1979-го. Однако нынешний кризис высветил лучше любой критики, насколько российская армия сегодня не соответствует ни современным стандартам, ни глоабльным политическим задачам начала 21-го века. Так что опять надеемся на молодецкую удаль и самоотверженность русского солдата, да на русский авось… Но ведь не всегда так везет, как в этот раз! Хотя с другой стороны и хорошо, не полезем лишний раз в драку в таком плачевном состоянии. Фактор 3. «Тот, кто нам мешает…» Однако, одним лишь умением русских «быстро ездить» после долгого запрягания, в таких ситуациях вряд ли можно все объяснить. Без внешних факторов не обошлось, как минимум, на уровне принятия решения о вводе войск в Южную Осетию. Я уже писал, и сейчас готов повторить, что весь этот план дестабилизации СНГ и переформатирования Восточной Европы, может быть, удовлетворяет большинство политических сил на Западе, но далеко не все. Однозначно в проигрыше от усиления позиций США в Восточной Европе оказывалась бы Германия (западная), а также Италия (точнее - «северная Италия» миланца Берлускони). Поэтому нет никаких сомнений, что Медведев получил четкий сигнал от своих давних партнеров по газпромовскому бизнесу. Но Германия с Италией – не единственные мировые игроки, который могли заплатить за общее усиление позиций Запада против Востока. Есть еще один игрок, для которого жизненно важной является именно конфигурация транзитных путей ближневосточной нефти и газа. Формирование альтернативного энерготранзитного коридора через Закавказье и Турцию (и Украину) в Европу – означает резкое снижение роли Израиля в качестве «смотрящего» от Запада на Ближнем Востоке. В этом смысле Грузия как новый вооруженный форпост могла бы стать аналогом и даже альтернативой Израилю. Но самое главное, что новый энерготранзитный коридор под жестким контролем НАТО от Балтики до Каспия – ломает всю ближневосточную конфигурацию «сдержек и противовесов», в которой только вооруженный до зубов Израиль, поддерживаемый США, является противовесом для Ирана, контролирующего узкий Ормузский пролив. Но Иран при этом сам зависит от этого же транзитного коридора, находящегося под боем Израиля. А тут появляется альтернатива, при которой Иран получает свободу политического маневра для ускоренного сближения с Западом без контроля со стороны Израиля. И зачем тогда Западу этот «чемодан без ручки», осложняющий отношения с нефтеносным арабским миром? А теперь зададим себе вопрос, почему это Мишико так громко вещал на весь мир, что во главе армии у него стоят грузинские евреи из Израиля? Может быть это был сигнал той же Европе, что все не так просто в глобальных раскладах, и что планировщики США далеко не все решают, когда дело доходит до исполнения планов. Во всяком случае, правило насчет свиты, делающей короля, никто еще не отменял. И тот же Мишико не смог бы пойти ва-банк, не опираясь на произраильское руководство своей армии. Опять ж, как я не раз уже писал в этом журнале, израильской военщине и политикам не приходится разбрасываться возможными союзниками на случай, если Запад – не только Европа, но и США решат в ходе кризиса сделать ставку на исламский мир. Дальнейшее ослабление России – единственной силы, способной вмешаться в ближневосточный конфликт, пусть не явно на стороне Израиля, но для сохранения баланса и безопасности - явно не в интересах евреев. И в этом смысле обкатка на Южной Осетии новой внешнеполитической доктрины Кремля, провозгласившего защиту соотечественников за пределами России – должна была вполне удовлетворить израильтян. Опять же, если России действительно была оказана помощь, то долг красен платежом. Так что в политике не все так просто, на самом деле – бывает еще проще! Во всяком случае, хотелось бы в это верить. :) Если же вернуться к любимому занятию – сравнительному анализу движения нынешней «однополярной» глобальной элиты по план-графику развала союзного центра в 1991 году, то пять же все сходится. Война 8-12.08.08 – это аналог выборов 12.06.91 (а любые выборы – это тоже гражданская война, информационно-психологическая). Для союзного центра выборы в одной из республик событие не столь уж значимое, с учетом наличия всех рычагов – силовых, финансовых, материальных, информационных – в своих руках. Но психологический удар от поражения, которое было следствием раскола союзной элиты, был весьма и весьма сильным. Как сейчас помню. И чем же сразу после подведения итогов занялись тогда будущие гэкачеписты – то есть аналог строителей нынешней «евроатлантической крепости»? Именно что озаботились финансово-экономическим кризисом – и попытались провести через Верховный Совет чрезвычайные полномочия для Кабинета Министров. То есть, раз уж вопрос был вынесен на голосование, то исполнительная власть (Павлов) договорилась с руководством представительной (Лукьяновым) при позитивном нейтралитете Горбачева. Но вот только члены Верховного Совета, представляющие элиту союзных республик, не поддержали чрезвычайных мер. В масштабах однополярной элиты это как раз и имеет аналогом начавшиеся чрезвычайные меры по консолидации глобальных финансовых, сырьевых, военных и информационных ресурсов. При ослабленной, дестабилизированной России все прочие мировые игроки – Китай, Индия, Бразилия - могли бы и не возразить. А так – провал планов Запада на постсоветском пространстве открывает элитам незападных держав возможность к сопротивлению западным планам. Что же касается собственно постсоветского пространства, то провал переформатирования не отменяет формирования «буферной зоны», однако Россия остается самым сильным игроком, контролирующим эту зону. Для России важна сейчас не открыто пророссийская ориентация, а отсутствие прозападной, то есть позитивный нейтралитет всех стран СНГ. Тем не менее, все политические и даже военные сценарии имеют сегодня второстепенную, вспомогательную роль по отношению к главной финансово-политической интриге. Никакие военные победы и никакое политическое сплочение армии и народа не будут иметь большого значения, если Россия не переформатирует свою финансов-экономическую политику. Если и впредь продажа нефти, газа, урана, металлов, а теперь и зерна будет осуществляться на ничем не обеспеченные зеленые фантики, а полученный доход немедленно отправляться на поддержку экономики Запада. Нет, способствовать скорейшему краху Запада тоже не в наших интересах, но как бы самим не загнуться с нынешней экономической политикой. Так что главные события и на глобальном уровне, и во внутренней политике еще впереди. oohoo

lbamda: Ющенко, а точнее Балога, а еще точнее – Ахметов, распустили Раду, а точнее – оранжевую владу, а еще точнее – похоже, что и государство Украину. Наконец, пошла большая геополитическая игра, в которой Кремлю уже не удастся ни отсидеться за кремлевской стеной, ни оправдаться перед Западом. После Юго-Осетии вроде бы удалось отбрехаться – мол, это все придурок Мишка, а мы не виноваты, а армию удержать было нельзя... И вроде бы даже Европа приняла такую объяснительную и даже простила с условием больше не шалить… Собственно, «оранжевую владу» Ющ с Ахметовым пытались упразднить еще при прошлом разгоне Рады, но недооценили пассионарность Юли и упорство Янека. Казалось бы парадокс – Янек как гарант итогов «оранжевой революции», но так оно и есть. Поскольку в политической реальности, а не в идеологических схемах или убогих мечтах западенцев, итогом оранжевой революции был перехват власти миллионерами у миллиардеров. И уже в «третьем туре», когда Янукович отвязался от Ахметова с Пинчуком и провел кампанию на скромные деньги «второго эшелона» донецких, победа «миллионеров» была закреплена в обеих частях расколотой страны. Год назад после сговора Ахметова с Ющенко «миллиардеры» попытались взять реванш, по сути кинули Януковича, пообещав честный результат на выборах. Парадокс, но Ахметов с подручным Колесниковым работали на сдерживание «донецких», в том числе загасили своим админресурсом купленную мариупольскими Соцпартию. И совсем уже была их буржуинская победа, готовность создать «ширку» и слить Партию регионов под купленную на корню администрацию Ющенка, но тут Юля со своим результатом по центральной Украине взяла и все испортила. Пришлось Ющенку опыть присягать на верность «идеалам революции», а не то все западенцы ушли бы к Юле. И вот нынче смотрим на очередную контрреволюционную попытку миллиардеров вернуть себе всю власть на Украине. Вот только одна проблема – а не опоздали ли Ахметов и Ко на каких-то полгодика? Потому как глобальный финансовый кризис не пощадил и не такие корпорации как СКМ. А с прибыльностью главной металлургической отрасли уже летом случились большие проблемы, особенно когда Путин запретил российским угольщикам вывозить уголь за рубеж задешево. А куда у нас шел на экспорт уголек? В основном, на Украину и в Польшу, то есть в вотчину донецких металлургических олигархов. А тут еще РЖД сделала нехилую скидку для российских металлургов, так что украинский металл стал и вовсе неконкурентоспособным на ужимающемся рынке. Плюс неизбежные защитные меры на Западе в связи с кризисом. Короче, уже встает вопрос о том, а действительно ли Ахметов, Тарута и прочие пинчуки все еще миллиардеры? Или только в смысле долгов? И кстати, куда вдруг подевались победные результаты «Шахтера» после того, как бизнес Ахметова стал бесприбыльным? Просто иначе невозможно понять то усердие, с которым администрация Ющенко-Ахметова повышает антироссийские ставки в геополитической игре. Казалось бы, если у тебя прибыльный бизнес, как у Миттала, то отстегнув часть прибыли, договориться с нынешним Кремлем, пролоббировать любые решения – как не фига делать. В свое время, перед выборами 2004 года за малую долю предвыборного бюджета Кремль и нефтяной НДС почти на миллиард долларов отменил, и даже регистрацию украинцев отменил, в отличие от российских граждан. Однако, похоже, что в отличие от того де Миттала, бизнес-стратегия Ахметова строилась вовсе не на фундаменте долгосрочных инвестиций в Донбасс, а на сверхэксплуатации постсоветского задела с последующим выводом капиталов на Запад. То есть местный Ходор в чистом виде. И кстати, получается, что антиолигархическая «оранжевая революция» в Киеве – есть прямой аналог и продолжение антиолигархического «переворота» в Москве годом раньше. И точно так же как Ходор, Ахметов оказался в плену собственных иллюзий, активно подогреваемых лизоблюдами и прилипалами. Просчитался по всем пунктам, но все равно продолжает играть на повышение ставок в надежде сорвать банк – не на Западе, так в Москве. «Его пример – другим наука!» То есть выясняется уникальная вещь, что иногда лучше держать яйца вместе, а не в двух разных корзинах. А то получилось, что «донецких» олигархов за одно яйцо крепко держат американцы как поставщики долларов (рынки сбыта, кредиты, оффшоры), а другое яйцо попало между стрелками Российских железных дорог и других российских корпораций, обеспечивающих дешевые энергоресурсы. Поскольку американцы менее русских лояльны к украинской экономике и государству, то первыми зажимать «донецкие» яйца начали именно они. Хотя, наверняка, помахивали перед Ахметовым и «морковкой» в виде возможного дозволения инвестировать миллиарды в приличный бизнес на Западе. Это при том, что даже давним союзникам-саудитам не дали вложиться в стратегические отрасли. А все нестратегические давно выведены в азиатские и латиноамериканские страны. Нет, что ни говори, американцы умеют разводить лохов по-пацански! Получается, прикупили администрацию Ющенко за деньги Ахметова, и шантажируя Ахметова потерей его же собственных капиталов пытаются теперь давить на Россию. Опять же грамотно ведут базар – пытаются впарить России Украину, которая самим Штатам не нужна на фиг. В обмен на отказ поддержки Ирана, разумеется, на что же еще. Причем прелесть этого многоуровневого шантажа в том, что Украину нам пытаются впарить исключительно в антироссийском варианте, чтобы мы сами поддерживали эту уже не оранжевую, а вполне сгнившую до коричневого оттенка администрацию Ахметова с клоуном Ющенко на подпевках. Оно, конечно, смотреть на всю эту клоунаду тошно, и терпеть все эти нарастающие антирусские провокации страсть как не хочется. А теперь нам стратеги с Банковой рисуют страшную картину, намекая на срыв выборов и установление националистической диктатуры, которая де может начать репрессии против русских, кошмарить и отнимать «юго-восточный» бизнес. Для того, вроде бы, и укомплектовывают все силовые ведомства исключительно западенскими кадрами. Вбрасывают сведения о переговорах поднятия на кораблях американских ВМС украинского флага, то есть фактически о базировании американцев в Севастополе. Короче, шантажируют Россию всеми возможными и невозможными способами, лишь бы взяли русофобскую власть и проторговавшихся олигархов на российские дотации. Но опять же, нужно отдать должное американцам в искусстве блефа. Они, конечно понимают, что России этот украинский «чемодан без ручки» не сильно нужен. Даже транзитная функция Украины не столь уж важна, с учетом того, что Германия вроде бы как построила Польшу, и вместе они готовы взять на поруки Минск, чтобы быстро нарастить транзитный коридор через Белоруссию в течение нескольких месяцев, не дожидаясь даже Северных и Южных потоков. С учетом последних транзитная роль Украины и вовсе минимизируется. Так что единственная функция, которую Россия вместе с Европой будет готова и впредь оплачивать Украине – это функция контроля буферной территории и черноморской акватории, обеспечивающей безопасность на стыке трех глобальных регионов – евразийского, европейского и ближневосточного. Именно эта геополитическая функция дает надежду украинцам, что все соседи будут держать свои рынки открытыми для украинских товаров и услуг, и не будут снижать транзит до нуля. И вот в этом самом главном пункте интересы украинцев нынче резко расходятся с интересами американцев. Поскольку у американских игроков в геополитический покер (увы, но на шахматистов они никак не тянут) есть только один ход на случай, если Россия не купится на дешевый шантаж украинских «недоолигархов». И этот ход является смертельным для Украины в целом и для каждой из ее частей в отдельности. Поскольку ни Галиция в составе Польши, ни даже Правобережная Украина как отдельное государство в орбите ЕС, ни Буковина в Румынии, ни Закарпатье в Венгрии или Словакии, ни Донбасс в России, ни даже Левобережная Украина в Союзе – будут всего лишь источником дешевой рабсилы, депрессивными регионами, последними в очереди на инвестиции и даже дотации. Потому как функция геополитического буфера, пространства безопасности и для России, и для Европы, и для Турции с Закавказьем – есть у большой Украины, но ее не будет ни у одного из возможных осколков, даже если пополам. Вот эта самая перспектива развала Украины – это и есть настоящая угроза, и тот самый главный уровень геополитического шантажа, которым США пугают и Россию, и Европу. Но опять же – России не привыкать с ощущению небезопасности и к напряженности на границах. Имея ядерные козыри на руках, можно подождать десяток-другой лет, а в случае излишнего оборзения с западенской стороны, быстро выбросить десанты, дойти тремя танковыми колоннами до границ собственно Галиции, сдать ее на поруки Европе, освободить православные регионы, встречающие цветами избавителей от очередной Руины. И тем самым восстановить пространство безопасности и российское доминирование на нем. Сценарий не самый приятный, но вполне реалистичный. Так что основные потери в случае развала Украины, перекрытия транзита и необходимости миротворческих операций понесет Европа. Что и является одной из возможных целей Америки. Так что, есть подозрение, что Ахметова вместе с Балогой и Ющенко с самого начала разыгрывали втемную, впарили им через того же Манафорта сценарий, как шантажировать Кремль консолидацией украинской власти на русофобской основе, и попыткой уничтожения пространства безопасности путем вступления в НАТО. Но реальной целью является шантаж Европы путем манипулирования безумной Банковой. Вопрос только в том, что продолжение этого сценария абсолютно противоречит интересам всей украинской элиты, кроме пары-тройки бывших миллиардеров, не смирившихся со своим фактическим крахом. Вопрос только в проявлении для общественного сознания этой реальности, что никаких реальных финансовых ресурсов за игроками в геополитический покер не стоит. Американцы готовы играть, но только за счет самих украинцев. У них на спасение собственных банков и корпораций триллионов не хватает, так что никто Ахметову не подаст инвестиций на модернизацию отрасли. А без многомиллиардных инвестиций почти все донецкие бизнесы – банкроты, и им остается лишь мечтать о дружественном поглощении со стороны российских, китайских и индийских холдингов. А с учетом тенденций к распаду глобального рынка на валютные и торговые зоны, речь должна идти о российском капитале. И тут уже впору Кремлю начать шантажировать всех прочих «донецких» миллиардеров и мультимиллионеров на предмет обуздания зарвавшегося Ахметова. В конце концов Ходорковского тоже не без помощи Абрамовича и прочих дерипасок обломали. Однако, чтобы нейтрализовать геополитическую угрозу, обозначившуюся с украинского направления, Кремлю придется уже действовать сознательно, а не следовать за событиями как в «пятидневной войне» или сейчас в попытках не утонуть в волнах финансового кризиса. Дело в том, что продолжение нынешней абсолютно несамостоятельной финансовой политики правительства Кудрина (ну не Путина же на самом деле) не оставляет никаких шансов не то что украинским олигархам, или единственному белорусскому олигарху, но и российскому бизнесу тоже. Поэтому те же «донецкие» олигархи, за минусом закусившего удила Ахметова, могли бы повлиять на всю политическую элиту Украины, успокоить страсти, опять отменить в районном суде указы Ющенко и вернуть ситуацию к началу сентября, то есть к большой коалиции БЮТ, части НУНС (без Юща) и ПР (без Ахметова и челяди). Но пока сама Россия только пиарится, а ничего не делает для утверждения своей субъектности, самостоятельности как одного из мировых финансовых центров, то как можно требовать от «донецких» или от «минских» встречного движения. Это просто невозможно. Но и движение Украины в пропасть раскола и гражданской войны – тоже невозможно. Издержки для бюджета России и того же Газпрома с Роснефтью будут несопоставимы с рисками добровольного и управляемого выхода из кризисной долларовой системы, пусть ценой окончательного замораживания и потери Стабфонда, но и встречного обнуления долларовых кредитов российских банков и корпораций. Хотя вряд ли американцы выйдут из переговоров, скорее как хорошие покерные игроки сделают хорошую мину. Ну повоют, полают сильнее прежнего. Так ведь уже лают, при всей лояльности Кремля западным ценностям, которую не устает доказывать Медведев. И все же потеря стабильной Украины и неизбежность втягивания в гражданский конфликт в случае ее раскол – слишком большой риск и слишком большая плата за сохранение прежней финансовой политики, которая и так уже исчерпана и катится в тартарары. Но безумная политика шантажа Ющенко-Ахметова, объявивших обратный отсчет времени до неизбежного кризиса, не оставляет Кремлю возможности просто следовать за событиями. Ясно же, что Ющенко пойдет на срыв выборов путем опасных првокаций где-нибудь к годовщине «оранжевой революции», когда выяснится, что Юля забирает электорат и вместе с Януковичем делят власть в стране. Так что Кремлю для успокоения и переориентации всей украинской элиты нужно уже в начале декабря демонстрировать решительность и уверенность в себе, в российской армии и, главное, в российском рубле. Даже если это будет стоить потерь оффшорных запасов российской элите. Тогда и Минск, и Астана, и Киев никуда не денутся. И даже из Тбилиси мы услышим совсем другие песни. oohoo

lbamda: Многие соотечественники, начитавшись сегодня утренних газет, задают недоуменный вопрос: с какого перепоя наше правительство бросилось спасать экономику Исландии, обсуждая кредит в 4 млрд. евро по низкой ставке? И это в период углубляющегося банковского, строительного и промышленного кризиса у себя дома? Некоторым померещилась очередная «кузькина мать» - дескать, купим на корню страну НАТО и разместим на ее скалистых берегах Северный флот. Другие думают, что нам говорят не всю правду, и высшее руководство страны заслушивается не только брутальными композициями Дип Пёрпл, но и романтичными балладами Бьорк. Третьи видят в этом жидо-масонский заговор. Все гораздо проще. Я там не так давно был. Симпатичная такая страна. 300 тысяч населения. В Исландии уровень доходов на душу населения – один из самых высоких в мире, а ООН в прошлом году официально объявила ее лучшей страной для жизни. При этом страна ведь практически ничего не производит. Рыболовство и переработка, энергетика (на гейзерах), термальные источники, туризм. Главная отрасль – финансовые услуги. Это государство-оффшор, большая прачечная. Вся экономика зиждется на банковском секторе, его активы в десять с лишним раз (!) превышают ВВП, внешний долг в пять раз больше ВВП. Понятно, что это не капиталы местных викингов прокручиваются, а состоятельных клиентов из других стран – тех, кто на родине не хочет их особо светить. Поэтому, кстати, там очень развит интернет-банкинг. Сейчас вся эта идиллия рушится на глазах (один из интернет-банков как раз вчера лопнул). Предположим, значительные активы наших товарищей кореек, способных быстро добежать до правительства, лежат в исландских банках. Вот товарищи и добежали. До этого они добежали по поводу доблестных банков КИТ-Финанс и Связь-банк. Ни для кого же не секрет, кому эти банки реально принадлежат. А «Ведомости» вчера написали, что в Связь-банке еще и стоял депозит Алишера Усманова – $ 700 млн. Теперь он освобожден и вскоре будет выплачен некоему Дж. Гальмонду за акции Л.Реймана в оффшоре на Бермудах (Мегафон, фонд IPOC). Нет, умеет государство защитить наш народ А говорят – кризис… Дураки! Осталось раздать оставшиеся в раскупоренной кубышке деньги Лукойлу, Русалу, МТС, Норникелю, Роснефти, Газпрому и Газпромбанку, ВТБ, Сберанку – и все будет путем. "Стянуто" в жж у олигарха Александра Лебедева.

lbamda: — Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. (Гёте. «Фауст») Гольян без переднего мозга выглядит, ест и плавает как нормальный; единственный отличающий его поведенческий признак состоит в том, что ему безразлично, если никто из товарищей не следует за ним, когда он выплывает из стаи. Таким образом, у него отсутствует нерешительная «оглядка» нормальной рыбы, которая, даже если очень интенсивно плывет в каком-либо направлении, уже с первых движений обращает внимание на товарищей по стае: плывут ли за ней и сколько их, плывущих следом. Гольяну без переднего мозга это было совершенно безразлично; если он видел корм или по какой-то другой причине хотел куда-то, он решительно плыл туда – и, представьте себе, вся стая плыла следом. Искалеченное животное как раз из-за своего дефекта стало несомненным лидером. (К.Лоренц. «Агрессия: так называемое «зло») Казалось бы, при чём здесь Чубайс? Однако именно эти два отрывка из классиков почему-то вертятся в голове при размышлениях о последних событиях на мировых и отечественных финансовых рынках. А лично у меня нет никаких основания сомневаться в том, что новое назначение Чубайса «главным нанотехнологом» связано именно с началом финальной фазы распада существующей «однополярной» системы, основанной на финансовой пирамиде долларовых деривативов. Во-первых, сами по себе российские госкорпорации, не только Нанотех, но вообще – есть по своей главной функции финансовые «кислородные подушки», розданные ближним боярам именно на этот случай, когда западные партнеры будут решать свои шкурные проблемы и по этому случаю «перекроют кислород» всем остальным стаяя более мелких «акул» финансового капитализма. Во-вторых, согласно безошибочным русским народным приметам любое назначение Чубайса означает, что на финансовых рынках замышляется очередная афера в смысле жульнического перераспределения собственности. Ну и, наконец, практически одновременно с получением Чубайсом официального статуса, необходимого для переговоров с солидными западными партнерами, куратором электроэнергетики в правительстве был назначен другой известный специалист по отъему собственности – вице-премьер Сечин. И все это происходит сразу после проявления последней фазы на грани острого кризиса глобальных финансовых институтов, после фактической кончины прежней системы инвестбанков и подчиненных им институтов, сформированной в результате «Великой депрессии» и управлявшей долларовой системой в течение 70 лет. Все эти совпадения и приметы не могут не наводить на мысль, что Чубайс вновь востребован именно в своем главном и единственном качестве лоббиста, переговорщика с «мировой закулисой» от имени российских олигархов - как банкиров, так и госчиновников. Причем интересы «олигархов-государственников» в этих переговорах должна гарантировать та самая угроза со стороны Сечина для собственности Чубайса и его подельников в свежераспиленных электроэнергетических активах. Нетрудно догадаться и о том, насчет чего послан выведать и договориться Чубайс. Речь очевидно идет о судьбе большей части золото-валютных резервов ЦБ и Стабфонда, размещенной в ценных бумагах, вроде бы гарантированных государством США, с одной стороны, а с другой - механизмом глобального финансового рынка,. Естественным следствием событий на Уолл-стрит становится кризис российской финансовой системы. Здесь, в Москве, на местном уровне проявились те же два главных фактора, что и на глобальном уровне Уолл-стрита. Первый, объективный фактор – насыщение и пресыщение рынка ликвидных товарно-сырьевых резервов (точнее – связанных с ними деривативов) – как последнего убежища капиталов на предпоследней фазе (2007-2008 финансовый год) предварительной стадии кризиса. Второй, еще более важный фактор – стремление закулисных хозяев Уолл-стрита упредить неизбежные события и сделать кризис управляемым в смысле сохранения доминирования пусть даже на усохшем и пересохшем финансовом рынке. Главное, чтобы всем остальным игрокам было еще хуже – даже ближним партнерам, не говоря уже о зависимой периферии. Куда конь с копытом, то бишь акула Уолл-стрита, туда и рак с клешней - постсоветская олигархия. Падение российского фондового рынка было лишь в начальной части было вызвано падением западных рынков и срочным выводом долларов с рынков развивающихся. Упредить события нашим младоолигархам не удалось по понятным причинам, но удалось сыграть постфактум – искусственно продлить падение фондового рынка, чтобы хоть как-то восстановить его управляемость. Однако в целом российские акулы капитализма движимы тем же стайным инстинктом подражания своим более крупным заокеанским товаркам. И так же как в Америке власти готовы напечатать еще и еще, в России готовы пустить все накопленные миллиарды долларов на спасение бизнеса и укрепление позиций околовластных группировок. Не случайно, действия российских ЦБ и Минфина по метанию на рынок в течение одного дня двенадцатизначных сумм получили столь высокую оценку знатных либералов – таких, как, например, А.Аслунд, близкий партнер Чубайса. Другой соратник и либеральный гуру Ясин не только похвалил Кудрина, но предостерег, что кризис только начался, и нужно будет продолжать в том же духе. Собственно, никакого секрета в том, что российские олигархи и прочие элитные либералы с самого начала «нулевых» спят и видят как бы разместить в свою пользу средства Стабфонда. Помнится, Дерипаска еще в июле 2003 года настропалил дедушку Вольского написать от РСПП предложения о «приватизации» золото-валютных резервов. Однако пять лет назад аппетиты и амбиции местных младоолигархов, пожелавших устроить в России праздник «представительной» демократии, были сильно потрепаны при только внешнем неодобрении Запада. На самом деле, Путин с Сурковым-Сечиным совершенно правильно уловили сигналы из-за океана о том, что Стабфонд, как и ЗВР ЦБ РФ должны работать на западную экономику и на мощь государственной машины США. То есть нефтедоллары должны вкладываться в казначейские и ипотечные облигации США, а вовсе не в акции и облигации местных «чеболей». Так что российским олигархам и либералам оставалось только пускать слюнки и дожидаться своего звездного часа, когда под шумок мирового финансового кризиса можно сначала опустить акции российских «голубых фишек» ниже самых пессимистичных оценок, а потом скупить на кредитные средства, которые государство будет вынуждено выделить «для спасения» всей финансовой системы и крупнейших холдингов. Собственно, необходимую генеральную репетицию этого государственного «аттракциона неслыханной щедрости» мы и наблюдали на прошлой неделе. Однако, к огромному огорчению олигархов и либеральной общественности, масштабы аттракциона ограничены лишь свободными средствами текущего бюджета. А сотни миллиардов российских нефтедолларов, накопленных ранее, пойдут на еще более щедрый аттракцион, планируемый совместно администрацией Буша и ФРС Бернанки – почти исключительно в интересах американских же банков и корпораций. Ну, еще через систему «евроатлантической крепости» (пакт ФРС с ЕЦБ, Банком Англии и швейцарцами) малая часть ликвидности отольется союзникам. И то им пришлось вопить и напоминать о союзных обязательствах, намекать на свою особую позицию по отношению к России в качестве угрозы геополитического разворота, чтобы добиться давно обещанного (может быть). А вот нашим, российским банкирам и олигархам, как и китайским, индийским или бразильским никто ничего не обещал и даже не собирался. Поэтому уже очень скоро, когда часы на Нью-Йоркской бирже пробьют полночь нового финансового года, бывшая «золотая карета» российской либеральной экономики в виде ЗВР и Стабфонда превратится в оранжевую тыкву. Поскольку никакого мирового финансового «рынка» как механизма ликвидности государственных облигаций США уже не существует, а есть только «невидимая рука» той самой «мировой закулисы», которая пытается удержать глобальную гегемонию именно за счет права решать, кому позолотить протянутую руку, а кого послать в пешее сексуальное путешествие. И уж разумеется, российские олигархи, банкиры и руководители в нынешних условиях, после маленькой победоносной войны и признания Цхинвала и Сухума, оказываются последними в очереди на прием к «закулисе». Собственно, создание такой ситуации перед запланированной должником «раздачей милостыни» своим кредиторам - это и было одним из главных мотивов втягивания России в конфликт в Грузии. Собственно, Путин уже это озвучил. Только у него ЗВР и Стабфонд аллегорически ассоциировались с «колбасой». Хотя понятно, что хотел он сказать «кошелек или жизнь», да побоялся обидеть наглых грабителей грубым словом, - а вдруг ее есть надежда, последний шанс договориться. Вот, собственно, этот самый последний шанс эрэфийской либеральной элиты – и есть наш рыжий прынц, обмундированный по бессмертному рецепту Андерсена в новое платье «нанотехнолога». Задача у Чубайса – сложная, если не сказать «миссия невыполнима». Однако, раз Кремль и олигархи на что-то надеются, значит все же готовы закулисно торговаться, идти на уступки. Какие это могут быть уступки, чтобы удовлетворить Запад? Напомним, что 15 октября должны начаться переговоры в Женеве по международным гарантиям безопасности, а фактически – в соответствии с первым, действующим для России вариантом пакта Медведева-Саркози – переговоры о статусе Абхазии и Южной Осетии. И тот факт, что западные «партнеры» сами подтолкнули Медведева к признанию двух республик, вовсе не облегчает этих переговоров. Поскольку формально Кремль дал на это согласие, а речь теперь может идти только об уступках со стороны России, вплоть до возвращения к мнимому «статус-кво». То есть не военными способами, а через финансовый шантаж, но Россию попытаются принудить к признанию своего поражения, к публичному отказу от геополитической субъектности. Но на это Кремль согласиться не может, да и западные «партнеры» должны учитывать риск возмущения вплоть до падения нынешнего условно прозападного режима. А если не это условие, которое могло бы устроить весь Запад в целом, то тогда начинаются другие, более сложные варианты политического торга, при котором выигрывают не Запад в целом, а усиливаются за счет России те или иные конкурирующие «центры силы» на Западе. Например, покровителей Чубайса из уолл-стритовской «закулисы» вполне устроило бы возрождение ходрковско-чубайсовского проекта «либеральной империи». Однако в отличие от 2003 года сегодня эрэфийские олигархи вовсе не жаждут выйти в кэш, продав свои империи на Запад. Кому нужен долларовый кэш в отсутствие рынка, когда на Западе нельзя купить свободно никаких действительно надежных активов. Собственно, и этот вариант – в виде упрека Западу Путин уже, кажется, публично озвучил. Переговоры в Женеве и продолжение регулярных консультаций Медведева с Саркози дают, теоретически, возможность для сближения и сепаратного торга с европейцами. Хотя нужно понимать, что Саркози для европейцев – это аналог нашего Чубайса, то есть «свой среди чужих и наоборот», вхожий в лучшие дома американской национальной элиты переговорщик по делам Европы, зависящим от позиции США. То есть для Саркози его переговоры с Кремлем и возможные варианты сепаратных договоренностей – например, по допуску европейцев в Абхазию с целью воссоздания единства Грузии как конфедерации под эгидой Евросоюза – это, скорее, средство для давления на США с целью выполнения ими пакта о финансовой «евроатлантической крепости». Однако, получается, при любых вариантах закулисного торга, кроме безоговорочной капитуляции Москвы перед объединенным Западом, возникает сразу несколько линий контакта и возможных договоренностей. При этом и на Западе, и в Кремле актуализируются противоречия и линии раскола между различными «центрами силы». Неизбежно желание западных «центров силы» использовать свои кремлевские карты в более значимых политических торгах по поводу новой конфигурации финансовой системы. Что не может не вселить надежды у той или иной части российских олигархов на победу во внутрироссийком политическом споре и получение заветного входного билета в элиту «золотого миллиарда». Но при этом Запад сам находится в кризисном состоянии, с трудом договорились о единстве против остального мира и, прежде всего, против России. Удовлетворить аппетиты всех российских олигархов – значит, слишком, усилить Россию в целом. Сделать ставку на одну из частей расколотой российской элиты – значит, нарушить баланс внутри Запада, где усилится соответствующий «центр силы». Да и нет у Запада лишних ресурсов, чтобы попытаться «купить» российскую элиту. Украинскую даже элиту перекупить не удается, хотя это на порядок или даже два дешевле выйдет. Потому нужно не просто выкупить бизнес, но и вкладывать в него средства, бороться за место на резко сужающемся мировом рынке, где для своих места не хватает. А иначе это будет пустая трата денег. Так что лично я не вижу никаких шансов для успеха миссии Чубайса. А это значит, что пойдет дамоклов меч Сечина над собственностью «Чубайса и его друзей». Хотя это не самое главное последствие начавшихся финальных торгов. Провал переговоров с «закулисой» не может не сказаться не только на статусе нынешних руководителей ЦБ и Минфина, но и самое главное – не может не привести к полной смене финансовой политики государства. Потому что какой смысл торговать и дальше нефтью за доллары? Путин уже обозначил как практическую задачу торговлю нефтью и газом за рубли для Белоруссии. Что означает необходимость выбора для Украины, начало переформатирования всего СНГ и консолидации постсоветского пространства, включая и Прибалтику. Однако сделать это при противодействии единого Запада трудно. Но и Запад не сможет остаться единым, поскольку интересы США и Европы на той же Украине не совпадают. Так что ситуация объективно играет на углубление раскола между США и Европой, и на формирование ситуативного союза России с ЕС. Параллельно происходит углубление раскола, поляризация между двумя «центрами силы» в самих США. Крупнейшие финансовые институты переходят либо под контроль государства – не только в форме фактической национализации, но что важнее – в форме заведенных ФБР уголовных дел на высший менеджмент AIG, ипотечных агентств, инвестиционных банков, рейтинговых агентств. Другая часть финансовых институтов фактически консолидируется вокруг пула банков во главе Goldman Saks. Так что вопрос последней фазы предкризиса перед началом «открытого перелома» - кто кого подомнет. При этом раскол в самих США несет риск потери влияния обоих американских «центров силы». Поэтому оба кандидата пытаются демонстрировать единство перед лицом кризиса, но опять же – используют риторику и сами механизмы согласования общего интереса, чтобы не дать сопернику победить. Так что мой прогноз, что на выборах 4 ноября монета встанет на ребро и будет долго кататься по кругу взаимных обвинений, пока только набирает силу. Теперь можно перейти, собственно, к разъяснению аллегории лидерства, вынесенной в эпиграф. Дело в том, что человек разумный не всегда ведет себя разумно, особенно оказавшись на вершинах власти, где он выступает выразителем чаяний масс. Так сто все зависит от качества структуры актуальных связей в этих самых «массах». Про дегенерирующий «эффект толпы», я думаю, напоминать присутствующим излишне. Но масса биржевых брокеров, посредников, игроков лишь немногим качественнее тупой толпы. Эта оторванная от всех иных социальных связей масса управляется очень простыми инстинктами, реагируя на движения крупных игроков или больших масс мелких. Подражательный инстинкт, очевидно, доминирует среди игроков на биржах, валютных и кредитных рынках, включая самых крупных «акул». Но при этом лидером, формирующим движение финансовой олигархии, должен быть именно «безбашенный», азартный политический игрок вроде Чубайса (или Сечина), руководствующийся некими иными ориентирами. Но такие «лидеры» вступают в дело только в период кризисов, когда стая «акул» теряет прежние ориентиры. До сих пор все локальные финансовые рынки и игроки на них строго ориентировались на движения крупных «акул» с Уолл-стрита. Этой цели синхронизации и ориентации всех рынков служили всевозможные оценочные и аналитические инструменты – индексы, рейтинги, диаграммы. Главным содержанием последней фазы предкризиса будет именно потеря этой самой ориентации и отрыв, рассинхронизация центральных и локальных рынков. Другими словами, ко всем игрокам постепенно должно прийти понимание, что нынешние финансовые рынки со всеми их индикаторами не имеют больше никакого отношения к реальной экономике, к реальным рынкам реальных товаров и услуг. Собственно, первые сигналы такого рода уже проходили, но не в деловых СМИ, а на ресурсах вроде хазинского WC. В частности речь шла о том, что те индикаторы рынков золота, серебра и платины, которые мы видим на биржах и в деловых СМИ, на деле относятся только к спекуляции деривативов, а сами рынки реальных драгметаллов частично схлопнулись и ушли в тень. Финансовый рынок РФ в августе-сентябре фактически начал отделение от Уолл-стрит. Из самых общих соображений, с учетом меньших масштабов соответствующая фаза «ломки» должна у нас и начаться, и проявиться быстрее. Истерические, никак не связанные с реальной экономикой колебания российского фондового рынка при уменьшающихся объемах сделок совсем обессмыслят существование московских площадок. К тому же миссия Чубайса даст свои плоды в виде панических настроений радикал-либеральной части олигархии, которая будет пытаться использовать все доступные государственные рычаги. Такие эпизоды уже случались в российской истории, в том же 1917-м, когда именно наиболее прозападные элитарии, с целью участия в войне до последнего русского вводили продразверстку, начали уплотнение питерских коммуналок и, по сути, сами создали репрессивный советский режим, который сам призвал к власти большевиков. Похоже и в этот раз именно паника и полная безбашенность прозападных сил в российской элите может привести к очередному «срыву резьбы» в государственном механизме. Благо это будет только «питерская вертикаль» и только негодные к использованию финансовые механизмы, а не государство в целом и не реальная экономика. Однако эффект этого «срыва башни» в российской либеральной элите может быть весьма и весьма неожиданным. Оказавшись в состоянии «ломки», в отрыве от западных финансовых рынков, российская экономика будет вынуждена искать нестандартные ходы для сохранения связей с потребителями и поставщиками, прежде всего, в ЕС и СНГ. Это будут варианты сочетания хорошо забытого советского опыта преодоления кризисов с заменой доллара на евро в торговле с Европой и стремлением выстроить свой собственный рублевый финансовый центр для СНГ. То, что российская элита оказалась в самом трудном положении с политической и с экономической точек зрения, в сочетании с достаточно благоприятными внутриполитическими условиями – сплочением народа против империалистического Запада, плюс самый богатый исторический опыт дает России шанс на действительно самостоятельное плавание. В то время как для более мощных экономических центров – как Китай или Индия, или для более приближенных к «однополярному центру», или для менее самостоятельных и опытных фаза «предкризисной ломки» будет длиться заведомо дольше. В этом случае они будут вынуждены ориентироваться на российский опыт самостоятельного плавания. А это и есть самое что ни на есть настоящее лидерство России при переходе кризиса в острую, открытую фазу. Другое дело, что это самое лидерство поначалу не будет никак отражаться в мировом информационном пространстве, которое расколется на региональные сегменты. Но элитные группы во всех мировых регионах будут внимательно следить за всеми действиями России на постсоветском пространстве и в отношениях с другими региональными лидерами. Центральной роли России в этот темный, оруэлловский «переходный период» от однополярного к многополярному миру будет способствовать и тот объективный географический факт, что только Россия соседствует со всеми мировыми регионами – даже, через Тихий океан, с Латинской Америкой и Океанией. Однако, это мы забежали немного в будущее. А нам еще нужно сравнить текущие процессы с прошлыми аналогами. Напомню, что мы используем для сравнительного анализа нынешнего кризиса американского центра однополярной системы шкалу распада союзного центра советской системы в 1991 году. Война 08.08.08 и начало консолидации потсоветского пространства при расколе власти СССР на этой шкале соответствует консолидации политической элиты РСФСР в результате выборов 12.06.91, отразивших раскол и растерянность союзного центра. Начатая в сентябре финансовыми властями и президентской администрацией США реструктуризация финансовых рынков очень похожа на попытку будущих «гэкачепистов» во главе с премьером Павловым получить чрезвычайные полномочия. При этом другой рукой тот же самый союзный центр парафирует проект нового союзного договора в рамках политического торга с республиками. Кульминацией этой первой неудачной попытки ввести чрезвычайный режим становится, заседание Верховного Совета СССР 17.06.91. В нынешнем глобальном контексте этому моменту соответствует выступление Буша на Генассамблее ООН и совместная прессуха Полсона и Бернанки. Кстати, «Полсон» в переводе на русский будет «Павлов». Упомянем последующие важные события в процессе распада союзного центра в 1991-м: 28 июня – официальный роспуск СЭВа и ОВД (развод с европейскими союзниками); 3 июля – закон РСФСР о приватизации, российская элита опережает и союзный центр, и другие республики в процессе реформирования экономического пространства, делая ставку на самостоятельность. С учетом разницы в масштабах экономики и, соответственно, в масштабе времени можно ожидать политического развода между США и Старой Европой как раз после 15 октября, начала российско-европейского диалога по поводу судьбы кавказских республик. А переход российской элиты к самостоятельной финансовой политике возможен где-то в районе 4 ноября, когда выяснится, что выборы в Штатах стали на ребро. Только после этого осторожная, хотя и очень громкоговорящая украинская элита начнет выходить из нынешнего цугцванге. А поскольку ожидаемого в Киеве результата выборов в Вашингтоне так и не появится, то еще пошумят, покричат, да и разойдутся миром к очередной годовщине «оранжевого переворота», каждый останется при своих. Но может быть более интересна другая отслеживаемая нами параллель – между развитием политических процессов в РФ 1992 и 2008 годов. Помнится, мы последний раз отслеживали эту параллель в момент замены Медведева на Зубкова в «Газпроме» 30 июня. Аналогом в 92-м году было назначение министра обороны Грачева вместо Ельцина 20 мая. В июне 92 случился момент почти полного согласия всей политической элиты при утверждении Госпрограммы приватизации. Вслед за этим, согласно обещанию, данному большинству фракций съезда, Ельцин 15.06.92 уходит в отставку. Но вместо ожидаемого депутатами В.Шумейко назначает и.о.премьера слабую фигуру Е.Гайдара. Именно в этот момент на политическую сцену впервые выходит политик Чубайс как главный бенефициар сделанной кадровой рокировки. До утверждения Госпрограммы Чубайс изображал техническую фигуру в правительстве и всячески шел навстречу всем мечтающим о «народной приватизации», то есть о раздаче заводов директорам. Но вскоре Чубайс и правительство Ельцина-Гайдара получают другую опору в лице радикально настроенных младолигархов, птенцов гнезда Геращенко. Да и сам Геращенко стараниями своих протеже во главе с Ходорковским вскоре возвращается в кресло центробанкира. Однако уже при его участии состоялся указ 21 июня о выходе России из рублевой зоны СНГ. Основной валютой постсоветского пространства в короткие сроки становится доллар. Если сравнивать с нынешним политическим сезоном, то аналогичный момент консолидации элиты и разграничения президентских и премьерских полномочий произошел в период 8-12.08.08. И снова финансовый кризис, связанный с основной валютой постсоветского пространства – долларом США. Россия объявляет о предстоящем переходе на расчеты в рублях с ближним зарубежьем. Опять же есть все основания ожидать в скором времени смены не только политики, но и руководства ЦБ. Так что вскоре – как раз к американским выборам, мы можем ожидать коренного разворота в экономической политике, аналогичного указу о ваучерной приватизации, который был подготовлен Чубайсом под давлением радикально-либерального крыла новорожденной олигархии во главе с Ходорковским. Так что сразу несколько методов и линий политического анализа и прогноза – классического, на основе выявления тенденций и групп интересов, и оригинальный – на основе выявления фаз в аналогичных процессах, сходятся в ожидании важных событий в экономической политике России и на постсоветском пространстве в начале ноября. oohoo



полная версия страницы